January 17th, 2005

Polignac

Не могу молчать

Расторопный молодой американец достал свою записную книжку и сейчас же приступил к делу.
- Я побеспокоил вас, господин профессор, - сказал он, - потому что мои американские соотечественники охотно узнали бы подробности насчет опасности, которая, по вашему мнению, угрожает всему миру.
- Не знаю я никакой опасности, которая теперь угрожает миру, - проворчал Челленджер.
Журналист взглянул на него с кротким изумлением.
- Я говорю, профессор, о том, что мир может попасть в зону ядовитого эфира.
- Теперь я этого не опасаюсь, - ответил Челленджер.
Удивление журналиста возросло.
- Вы ведь профессор Челленджер? - спросил он.
- Да, так меня зовут.
- В таком случае я не понимаю, как можете вы отрицать эту опасность. Я ссылаюсь на ваше собственное письмо, которое напечатано сегодня утром в лондонском "Таймсе" за вашей подписью.
Тут уже Челленджеру пришлось удивиться.
- Сегодня утром? Сегодня утром, насколько мне известно, "Таймс" не вышел.
- Помилуйте, господин профессор! - сказал американец с мягким упреком. - Вы ведь согласитесь, что "Таймс" ежедневный орган? - Он достал из кармана газету. - Вот письмо, о котором я говорю.
Челленджер улыбнулся и потер себе руки.

Сэр Артур Конан Дойл, "Отравленный пояс".