Bourgeois Gentilhomme (pauldol) wrote,
Bourgeois Gentilhomme
pauldol

Categories:
Игорь Васильевич Бестужев-Лада дал интервью «Русской жизни». Материал озаглавлен слегка провокационно: «Как сократить Москву на пять миллионов человек». Мне, как классическому замкаднику, данная тема очень близка, поэтому пройти мимо не смог.
Впечатление от интервью странное. Не то чтобы здравых мыслей там совсем не было, но на фоне остального они несколько теряются. Под катом цитаты с комментариями.
— Социальная структура Москвы в 90-е еще ухудшилась?
— Например, доля рабочих в городе осталось та же — 1/4. Только в строительном комплексе Москвы занято 950 тыс. человек. Но на 60-70% это гастарбайтеры, на фоне прежних лимитчиков они — каменный век. С 25 до 35% увеличилось число чиновников и начальников, включая их обслугу: водителей, охранников и т. п. Около 500 тыс. бандитов и 100 тыс. проституток.

Не берусь судить эти цифры, но 500 тысяч бандитов — по-моему, чересчур много. Бандиты живут не в вакууме; чтобы прокормить и обеспечить соцминимумом 500 тысяч человек, нужна очень большая рента.
Тут необходимы действия в несколько этапов. Первый, и один из самых главных — перенос столичных функций из Москвы в пригород. Зачем чиновнику из министерства в министерство или в Госдуму ехать через весь город? Это же нерационально. В 50-60 километрах от Москвы нужны 3 городка, каждый на 200-300 тыс. человек — это чиновники, их семьи и обслуга.

Не очень понятно, зачем нужны три «городка», а не один, ведь курсировать между двумя учреждениями в разных городках будет ещё неудобнее, чем ездить из одного района Москвы в другой. Но, возможно, чиновникам дейставительно станет несколько удобнее. А вот кто гарантированно получит дополнительные проблемы, так это «простые люди», вынужденные лично обращаться в министерство или какое-либо другое правительственное учреждение. Даже чтобы просто добраться до начальства, потребуются дополнительные усилия. Не думаю, что цель великого переселения заключается именно в этом.
Осталось 3 млн московских пенсионеров. По статистике, половина их, или 1,5 млн человек, одинокие, очень несчастные люди. Москва по отношению к ним — жестокий город. Им негде гулять в этом каменном мешке, для них нет никаких развлечений, до больниц надо ехать на метро час. Тут нужен так называемый «флоридский вариант» — создавать в дальних районах Подмосковья пансионаты для пенсионеров. С качественными больницами, культурными центрами, парками и т. п. Не дома для престарелых, которые в нынешних условиях — полутюрьмы, а обычные пенсионерские городки, как во Флориде. Продали московские квартиры и уехали жить туда, как люди.

Ситуация с пенсионерами, что и говорить, печальная. Но здесь критическим фактором является даже не социальная политика. Если пожилой человек не может найти в Москве друзей и место для прогулок, не стоит ожидать от него мобильности, характерной для молодого москвича. Не всякий человек на слоне лет готов продать квартиру в Москве и купить жильё (?) в дальнем Подмосковье.
Ещё вопрос: не подразумевает ли «флоридский вариант» наличия у пенсионеров автомобилей?
С третьим шагом увязывается четвертый — закрытие всех ужасных мегамоллов, ашанов и рамсторов, в самой Москве и по периметру МКАД. Эти же торговые центры парализовали движение в Москве и окрестностях. Туда подвозят товары приблизительно 80 тыс. многотонных грузовиков. Все это, как в той же Америке, должно быть вынесено далеко за город, как минимум за 50-60, а лучше за 80-100 километров от города.

В 80 километрах от Москвы тоже живут люди, и заполучить рядом с собой Ашан или Рамстор они, наверное, будут рады. Но оставшиеся внутри МКАД москвичи могут оказаться не так рады. Например, в субботу среднестатистический москвич, желающий закупить на неделю французских деликатесов или приобрести кубистическую кровать, должен будет садиться в машину и ехать за 50-100 километров от Москвы. Мне кажется, это будет хороший способ убить выходной день.
В московской торговле сейчас занято около 1,5 млн человек, половина из них работает фиктивно — сидит девушка на 30 квадратных метрах, в день к ней заходят 10 покупателей. Причем в ее лавке нет эксклюзивного товара, как у того же европейского ремесленника. Такой непроизводительный труд еще возможен в Китае, где надо чем-то занимать миллиард человек, но для европейского города это неслыханная роскошь. Один интернет-магазин может заменить 100 таких бессмысленных, с точки зрения рынка труда, девушек.

Насчёт непроизводительного труда в Китае, думаю, френды осведомлены лучше меня. Указывать, что осмысленный интернет-магазин потребует тридцать пять одних курьеров, и что не все московские семьи пользьзуются интернетом, мы тоже не будем. Но что половина людей, занятых в торговле, работает фиктивно, воля ваша, не верю. Что, невидимой руки рынка совсем не существует? Магазины на 30 человек, конечно, бывают (в народе их ласково называют стиральными машинами), но чтобы там работали сотни тысяч людей?
Заодно переселение горожан в ныне умирающие малые города Московской и сопредельных областей будет способствовать повторной урбанизации этих мест.
— Смогут ли они там прижиться, ведь местное население враждебно настроено к москвичам?
— В этих малых городах надо ломать мафиозные кланы, а не оглядываться на простых людей. Как правило, клан состоит из 30 человек — столетняя практика мафии показала, что именно при такой численности возникает самая устойчивая система. Среди этих 30 человек в условном районном городке в 100 километрах от Москвы числятся местная силовая и чиновничья верхушка, пара крупных бандитов, директора градообразующих предприятий. Главные звенья — местный прокурор, бандиты и директора. При их замене на других людей и ликвидации глав бандитских сообществ местная система становится как сырая глина — лепи, что хочешь.

Честно и, в общем, разумно. Ставим автору плюс. Немного только смущает пассаж про смену директоров градообразующих предприятий. Представляется почему-то старосоветская картина: генерального директора ОАО вызовут в главк, пригласят в кабинет и скажут: «Не оправдали вы нашего доверия, Юрий Александрович. Как же так? В общем, вот ваш сменщик, сейчас поедете передавать дела». Но есть, наверное, и более современные способы.
От панельных домов, о которых вы говорите, надо как можно скорее избавляться. Ведь что такое панельный дом? По сути это многоквартирная изба, или комфортабельная казарма.
Надо просто сносить такие дома, а на их месте строить таунхаусы, с 3-4 сотками земли на каждый дом. Население по менталитету у нас крестьянское, и большинство на этих сотках с радостью будет выращивать цветы или капусту. А сейчас как еще свободное время крестьянину занять — только водку пить или подглядывать за чужой жизнью через телевизор.

Картина исправления народных нравов радует глаз. Только вот «таунхаус» в Москве (пятнадцатимиллионной, семимиллионной ли) стоит денег. Человек, который от неустроенности пьёт водку или смотрит телевизор, купить такой дом не сможет, поэтому совершенно непонятно, как он окажется в столь удачных условиях. Впрочем, есть вариант: при плановом расселении хрущёвки двум-трём семьям выделить таунхаусы на её месте, а остальных переселить в благоустроенный посёлок в дальнем Подмосковье. Кто сказал «цветная революция»?!
Москва должна зарабатывать на двух вещах. Первое, она просто обязана стать ведущим учебным и научным центром страны. Здание на Лубянке или еще какое-то здание министерства — прекрасная основа для создания нового учебного кластера, нового университета или лаборатории, например.

Спешу обрадовать читателей: Москва и сейчас является ведущим учебным и научным центром страны. Если же речь идёт о выходе на качественно новый уровень, то сделать это не так просто, и просторные помещения в центре Москвы — отнюдь не самое главное условие успеха.
Второе — это туристический центр. В том же Париже 20% населения живет за счет обслуживания туристов. В этой отрасли занято 1,5 млн парижан. В Москве можно будет создать не меньшее число таких рабочих мест.

Не хочется заканчивать на грустной ноте, но программа выгладит совершенно нереально. Дело даже не в наличии так называемой инфраструктуры или возможности создания пешеходных маршрутов по Москве. Париж — город-легенда с совершенно особым местом в мировой культуре. Его образ создавался столетиями, сравнимых с ним городов в мире единицы. Чтобы туризм занял в экономике Москвы такое же место, как он занимает в Париже, нужно не только благоустроить отели и бульвары, но и переломить стереотипы мирового сообщества. Этого сделать не сможет ни один генплан развития Москвы, и соседство с рассказом про 500 тысяч бандитов здесь довольно показательно.
Tags: критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment